logo

Колесо фортуны

Любовь афериста

В Одессе каждый день случается что-нибудь такое, на что россиянин отзывается простодушным: "Ух ты!" Местный же житель реагирует коротким и всеобъясняющим: "Одесса..." Вот и предлагаемая вашему вниманию история - того же разряда. Её изложил журналист Анатолий Барбакару в своей книге "Одесса-мама".

 Человек остался без работы. Что ж, такое случается. Но был тут один нюанс. Дело в том, что этот человек был аферистом, числился в так называемой картотеке одесских шулеров исполнителем ролей всевозможных простаков. Увы, спрос на него иссяк.
 Звали его Гриша. Он потрепыхался-потрепыхался, да и поплыл по течению. И вскоре доплыл до мусорных контейнеров. За этим занятием однажды его увидел Грек. Место, которое этот человек занимал среди аферистов, - уникально. Феномен заключался в том, что за всю свою жизнь Грек не провернул ни одной аферы. Он их не проворачивал, - он их придумывал. Грека в Союзе знали. В основном авторитеты. И часто давали заказы: мол, посоветуйте, как бы правильнее прокрутить сомнительное дельце. Грек был, так сказать, теоретик-разработчик. Если бы за изобретения в этой области давали патенты, то у Грека их было бы столько, что он мог бы вручать их каждому приезжему.
 Так вот, когда Грек случайно увидел Гришу, роящегося в мусоре, он не то чтобы изумился или растерялся, - у него возникло ощущение, будто Гришка копошится в его душе. И он сказал просто:
 - Предупредил бы, что меняешь фасон. На кого работаешь?
 - На себя, - ответил Гриша. Конопатое лицо его покраснело.
 - Идея хорошая, - похвалил Грек. - Я так понимаю, работаешь на письмах. Сам додумался?
 Гриша на всякий случай неопределенно пожал плечами.
 - У меня к идее есть свой интерес. В следующий раз все, что найдёшь и не используешь, принесёшь мне. Все письма. Может, и тебе что посоветую.
 На следующий день Гриша приволок наставнику кипу писем, найденных в мусоре. Вместе они перебрали распечатанные скомканные конверты. Получатели писем, прежде чем выбросить их, почему-то возвращают в конверты. С их стороны это большое одолжение: вот она, информация, а вот и адрес, откуда с помощью этой информации поступят доходы.
 Грек поделил кипу на четыре кучки. Одну подвинул Грише: "Это для тебя". Две оставил у себя: "Эти мне сгодятся". Последнюю кучку, самую маленькую, бросил в мусор.
 - Советую начать с этого, заметил Грек, взяв из Гришиной стопки одно письмо. - Только чтобы к ним идти, нужен другой прикид.
 Он достал из шкафа мерный костюм и водолазку.
 - Это в самый раз. Сработаешь - вернешь.
 И дал совет:
 - Я бы на твоём месте нанял орлов. Среди настоящих нищих. Пусть собирают письма. На черта тебе пачкаться?
 Через день Гриша вновь посетил Грека. Принёс очередную, уже значительно большую, гору корреспонденции и арендованную одежду. Сам он был одет с иголочки.
 - Прошло? - просто спросил Грек.
 Гриша улыбнулся: а разве не видно, мол?
 В письме, на которое обратил его внимание Грек, один фирмач отвечал другому, что 8000 долларов он выплачивать отказывается. Что тот, другой, может рассчитывать только не две. Их он может получить в любой момент. Пусть посылает своего "шестерку".
 Судя по штампу на конверте, письмо было получено за день до того, как Гриша его подобрал в мусоре.
 Деньги в офисе ему отдали сразу. Он лишь сказал, от кого пришел. И добавил:
 - Шеф сказал: пусть будет две. Горе никому не надо.
 Реплика его пришлась плательщикам по душе. Гришу даже попытались напоить кофе.
 Информация из других писем тоже оказалась прибыльной. Хоть и не настолько. В одном уголовник просил жену достойно встретить его кореша. И Гриша сотню долларов с этой безалаберности поимел. И кое-какие харчи: неудобно было отказываться от них. Пятьдесят долларов Гриша собрал с жильцов коммунальной квартиры за то, что уступил их просьбам, согласился не перекрывать газ, несмотря на то, что их давно уведомляли: доиграются!
 В общем, дело пошло. И какое дело! Когда Гриша окреп, окончательно вернулся к жизни, он как-то при встрече сказал Греку:
 - Люди, что письма мне таскают... Совсем им хреново. Раньше хоть бутылки собирали. Живая копейка была. А сейчас... То ли население пить бросило, то ли само сдает... Фигня какая-то...
 Грек понял, что у него просят совета. Что может посоветовать аферист его масштаба нищим? Оказалось, кое-что может.
 Буквально со следующего дня на дверях подъездов в новых районах были вывешены написанные от руки объявления: горгаз просил жильцов ночь подержать на кухонном окне чисто вымытую стандартную бутылку. А утром выставить ее за дверь вместе с пометкой номера дома и квартиры.
 Объяснялось, что акция проводится с целью лабораторного исследования уровня утечки газа.
 Вот такой простенький фокус. И жильцам не накладно, и Гришиным протеже - та самая живая копейка.
 А потом Гриша женился. Суженую он отыскал благодаря письмам. Однажды сборщики приволокли ему целый ворох выброшенной корреспонденции с одинаковым адресом на всех конвертах. Чуть ли не в каждом письме некая наивная женщина допытывалась у адресата, чем она могла бы ему помочь. Гриша стал читать письма внимательнее, чтобы выяснить, какую помощь и в каком количестве можно потребовать от этой дурёхи. И зачитался. Он понял, что послания были адресованы малознакомому мужчине. Вернее, знакомому только по переписке. Ещё Гриша понял, что мужчина серьёзно болен и что у него изуродована внешность. Почему - понять было невозможно. "Обгорел", - решил Гриша.
 "Почему вы против нашей встречи?" - спрашивала писавшая. - Поверьте, внешность не может разочаровать меня. Вы красивый человек, потому что у вас красивая душа. Для меня это главное. Это главное - для любой женщины..."
 "Ага, - злорадно подумал Гриша. - Свисти больше..."
 Но занервничал. Письма тронули его странной, неожиданной для взрослой женщины наивностью.
 Похоже, женщина откликнулась на объявление в газете.
 "Зачем было давать объявление, если не хочешь встречаться?" - не понимал Гриша мужчину. Он слегка завидовал ему. Сначала слегка. Чем дальше читал, тем больше. Ведь в течение как минимум полутора лет она пыталась добиться своего - встречи! Почти в каждом письме женщина рассказывала о себе, о своей жизни. Рассказами она явно норовила отвлечь адресата от переживаний по поводу болезни и уродства. В конце каждого письма напоминалось, что хорошо бы все же встретиться с глазу на глаз.
 Гриша не раскрутил женщину на помощь, хотя почти всё знал про нее из писем. А что не знал - легко допридумывал сам. Но зачем она писала? Чего добивалась? Этого Гриша не понимал. "Может, хочет оттяпать хату?" - недоумевал он. Вернее, недоумевал его аферистический опыт. Гриша ощущал всю бредовость такого предположения.
 Тут было что-то другое.
 И однажды Гриша вынужден был признаться себе, что... полюбил ее. Гриша сдерживал себя, отказывал душевным призывам увидеть ее. Может, боялся разочароваться? Вряд ли. Разочарование принесло бы облегчение, вернуло спокойствие. Он боялся другого: что после того, как он её увидит, ему станет и вовсе невмоготу.
 Через две недели терзаний Гриша не утерпел, пошёл по адресу, на который приходили письма. Он должен был увидеть соперника! Гриша не сомневался: тот не выдержит сравнения с ним.
 На звонок ему открыл мужчина явно неодесской внешности. Самоуверенный, пузатый, настороженный. Заранее готовый дать отпор.
 Гриша растерялся.
 - Мне нужен... - Он назвал адресата.
 - А кто вы ему будете? - спросила из-за плеча пузатого женщина в бигуди.
 - Я - с почты. В последний раз, когда ему приносили письмо, случайно дали еще и чужое.
 Мужчина и женщина переглянулись.
 - Чужого не было, - несколько успокоившись, заверил мужчина. И, чтобы пресечь все дальнейшие вопросы, объявил:
 - Он здесь уже не живет.
 "Переехал к ней", - обмер Гриша. И спросил:
 - А где?
 - Нигде, - сердито сообщила женщина. - Умер.
 Гриша пошел прочь. К ней.
 И когда увидел ее, открывшую ему дверь... О внешности ее в письмах не было ни слова, но женщина оказалась такой, какой он себе ее и представлял: красавицей! Она оказалась даже лучше воображаемой.
 Несколько мгновений он, почему-то ничуть не смущаясь, разглядывал ее. Тёмные, зачёсанные назад волосы, виноватые глаза, окружённые паутиной морщинок; губы, готовые печально улыбнуться. Все остальное Гриша изучил позже. А тогда он повёл себя честно, насколько это было возможно в его положении: представился своим настоящим именем.
 Всё остальное, с чем он шел к ней, было легендой. Гриша признался, что это он полтора года водил ее за нос. Мол, с одной стороны, опасался разочаровать ее своей простецкой внешностью; с другой - желал удостовериться в её человеческих качествах.
 - Это жестоко, - только и сказала она.
 Гриша смиренно опустил голому.
 И тогда она наконец печально улыбнулась. И шагнув к нему, прижалась щекой к Гришиной груди. И сказала:
 - Глупый.
 Гриша не спорил.
 О том, что Грек был единственным приглашённым на свадьбу, можно было бы и не писать. Это все сантименты, не имеющие прямого отношения к теме. По теме было бы нелишне нравоучительно погрозить пальцем: мол, Гриша-то построил свое счастье на афере. Нехорошо-с!
 Да, построил. А что тут такого? Гриша никогда и не и претендовал на особую порядочность. Что же касается сентиментальности... Она - один из симптомов души. А симптомов этих у одесских аферистов все еще хватает. Тьфу-тьфу...
Все ссылки:
1. "Мастер и Маргарита" - глава из книги Анатолия Барбакару "Одесса-мама".
2. "Смертельный вист" - из записок следователя.
3. "Езда в незнаемое" - воспоминания Арк. Арканова о молодости, проведённой на ипподроме.
4. "Любовь афериста" - о том, как нищий безработный аферист разбогател, собирая письма на помойках.
5. ""Однорукий" начинает и выигрывает" - интересные сведения из истории игровых автоматов и истории обмана игроками "одноруких бандитов". Статья о положении дел в 90-е годы.
6. "Большая игра" - обзор азартных игр, популярных в России (карты, бильярд, шахматы, городки).

Пишите нам
Copyright © 2005-2017 GameIntellect.com. All Rights Reserved.
Воспроизведение материалов этого сайта допустимо только после нашего письменного разрешения.
 
 
Рейтинг@Mail.ru